Эту историю мне рассказал мой друг Коля С., а ему – его друг Саша, владелец предприятия общепита. Передаю, как услышал, слово в слово…

Одно время я сильно пил. И вот как-то вышел из запоя, три дня хожу трезвый, и тут случается эта история.Сижу дома. Раздаётся телефонный звонок. Поднимаю трубку. В трубке голос:

  • Саша?
  • Да.
  • Это Ибрис.
  • Какой ещё Ибрис?

На том конце хохот:

  • Не узнаёшь? А ведь мы с тобой друзья.
  • Нет у меня таких друзей! – и уже собираюсь повесить трубку.
  • Погоди, Саша. Завтра я к тебе приду – узнаешь меня.

На следующий день сижу – звонок в дверь. Открываю. На пороге – натуральный чёрт, весь в шерсти, с рогами, все дела, в общем. В парадной вонь: несёт горелыми спичками.

Чёрт смотрит мне пристально прямо в глаза:

  • Здравствуй, Саша.

Я ему киваю вежливо:

  • Здравствуйте.
  • Я Ибрис. Мы вчера договаривались.
  • О чём?!
  • Я вижу, ты мне не доверяешь. Тогда я тебе кое-что расскажу.

И давай выкладывать всю мою подноготную – да так, что у меня глаза на лоб полезли. Ну, никто этого знать не мог, никто!

  • Ладно, заходите. Что вам от меня нужно?

Чёрт переступил через порог, усмехнулся:

  • Не так уж много, Саша: просто пройти через твою квартиру к себе.
  • Кому это «вам»?
  • Мне и моим друзьям.
  • А что, других квартир мало?

Чёрт усмехнулся:

  • Через тебя короче.

Я подумал немного, пожал плечами:

  • Ну, проходите.

Тут из лифта, один за другим,  начинают выходить черти: все, как и Ибрис, покрытые шерстью, рогатые…. Каждый подходит, руку жмёт, имя своё называет. Имена у всех заковыристые – ни одного не запомнил. Черти проходят через переднюю в  комнату, выходят на балкон, перелезают через перила и прямо по воздуху, будто по невидимой лестнице, куда-то поднимаются. Ровно сорок два чёрта: сколько мне лет, столько и чертей.

Ибрис последним шёл, копыто перекинул через перила, обернулся и спрашивает:

  • Ну? Ты идёшь с нами?
  • Куда?
  • Ну, посмотри сам. Разве не кайф – ходить по воздуху? Попробуй сам.

Я тоже ногу перекинул, спустил вниз – она будто во что-то упёрлась.

  • Теперь убедился? Перекидывай вторую.

Только я собрался весь перелезть, смотрю – а внизу теща на скамейке сидит. Я было заколебался, а тёща, вдруг откуда ни возьмись, у меня за спиной:

  • Ты куда это собрался?! А ну, не валяй дурака!

Я гляжу вниз – тёща там, на скамейке; оборачиваюсь назад – она уже на балконе. Сцапала меня в охапку – и затащила назад.

Ибрис говорит:

  • Ну, как знаешь.

И растворился в воздухе.

На следующий лень сижу опять дома – звонок в дверь. Открываю. Стоит мужик в чёрном костюме, в котелке, с дипломатом в руке.

  • Я от Ибриса.

Проходит в комнату. Я думал, он сразу на балкон пойдёт, а мужик дипломат на стол ставит, открывает – а там полным-полно водки! Мама родная! Я, конечно, пока он выставляет всё на стол, – на кухню за стаканами. Прибегаю назад – а он уже на балконе. Через перила перелез, наверх по воздуху поднялся – и исчез.

Нажрался я от души, Ибриса мысленно поблагодарил – и спать.

Утром опять кто-то в дверь звонит. Открываю – а там две девахи, одна другой краше.

  • Мы от Ибриса.

Такого, братцы,  у меня отродясь в жизни не случалось! Ну, никакого сравнения с тем, что обычно, быть не может! И всё настолько реально! Кроме того, конечно, что и они тоже через балкон ушли.

А на следующий день была какая-то самая важная встреча, а с кем – хоть убей, не помню, потому что мне её сорвали. Жена говорит: вошла в комнату, а я сам с собой разговариваю, руками размахиваю – она и вызвала врачей. Я только успел встретиться с кем-то  – и вдруг полная комната людей в белых халатах, взяли меня под руки – и увезли…

А самое интересное – дальше. Когда я уже в себя пришёл, полежал там сколько-то ещё, вызывает меня врач в кабинет и говорит: садись. Достаёт тетрадку и начинает вслух читать. Истории – точь-в-точь, как у меня. А он очки снял и говорит:

  • Саша, я давно изучаю белую горячку, диссертацию пишу по ней. Так вот. Самое непостижимое заключается в том, что, независимо от эпохи и страны, будь то средневековая Германия или теперешняя Россия, все больные видят одно и то же.

Я аж похолодел: что же это, не глюки?! А врач продолжает:

  • Есть, конечно, различия, варианты всякие…. Но главная характерная деталь заключается в том, что «гость»  тем или иным способом побуждает больного совершить нечто, в результате чего тот наверняка расстался бы с жизнью. Живи ты не на восьмом этаже, а на первом, он бы тебе предложил, например, перебежать железнодорожные пути перед самым поездом.

Тут он помолчал немного, видимо, чтобы я подумал на эту тему, а потом говорит в раздумье:

  • То ли мы через это оказываемся в другом мире, …то ли их к себе впускаем….

С тех пор я и завязал. Надеюсь, что надолго. Звонков бояться совсем недавно перестал. Только, когда прикуриваю от спички, вздрагиваю от этого запаха…. Будто слышу: «Саша….»

Advertisements