Наше время имеет одну интересную парадоксальную черту: стремление к техническому прогрессу и научному объяснению всего и вся очень витиевато переплетается с неизменным интересом к мистике и паранормальным явлениям. Геопатогенные зоны давно уже обросли целым ворохом слухов, небылиц, рассказов из жизни, а также научных исследований. Тем не менее, современная наука не может достоверно объяснить этот феномен.

Геопатогенная зона: быть или не быть

Да что темнить: современная наука не признает самого факта существования так называемых геопатогенных зон (ГПЗ), характеризуя их как “зоны повышенного геологического риска”, “биологически дискомфортная среда” или даже ” зоны с неблагоприятным флюидным режимом” (!). Однако же проводятся съезды, консилиумы, дебаты, даются этому явлению все новые и новые определения… Например, На Всесоюзном научно-техническом семинаре “Проблемы геопатогенных зон”, которых состоялся в 1990 году, решили, что геопатогенная зона – это “зона, возникающая в результате неоднородностей в строении земной коры, вызывающей аномальное энергоинформационное поле, отрицательно (разрушающе) воздействующая на энергетику биосистем и объектов неживой природы”.

Правда, по большому счету, это определение ничего не объясняет и не определяет; ученые светила лишь констатировали факт, что это что-то для них непонятное (“аномальное”) и что-то плохое (“отрицательно (разрушающе) воздействующее”). Приставка “гео” говорит о том, что наблюдаемые процессы происходят на поверхности Земли. А “патогенный” образовано от сочетания греческих слов pathos – “страдание”, “болезнь”, и genesis – “происхождение”, “возникновение”.

Задолго до оглашения этого емкого определения, резюмирующего все научные познания в данной области, наши далекие предки знали о таинственных вредоносных зонах, которые существуют в некоторых областях на земле. Это, в частности, доказывается древними наскальными рисунками. Факты наличия таких зон были также упомянуты в древних египетских и китайских рукописях. Император Куанг-Джий, который правил приблизительно 2300 лет до н.э., первым упоминает об этом. Он издал указ, запрещающий любое строительство на участке местности, не проверенном священниками или врачом для выявления “плохих участков земли “. Этот указ действует и до настоящего времени в некоторых областях Китая.

Всему виной – тектонические разломы

Научное исследование геопатогенных зон началось с открытия немецкого ученого Густава фон Поля более шестидесяти лет назад – все обследованные им раковые больные спали в местах, где лоза в руках лозоходца сильно отклонялась. Другой немец – Эрнст Хартманн – установил, что земной шар покрыт сетью с размером ячейки 2 х 2,5 метров (так называемые лини Хартманна), в узлах которой повышена интенсивность так называемого теллурического излучения Земли, распространяющегося строго вертикально и не поглощающегося практически никакими материалами.

С тех пор наука периодически выдает довольно путанные (а иногда и противоречивые) объяснения феномена. Если обобщить наиболее распространенные из них, то получится следующее: под влиянием вращения Земли на больших глубинах смещаются тектонические блоки. При этом разрываются химические связи в породах, состоящих из минералов. О6разуется “деформационная” высоковольтная плазма. Ее мельчайшие частицы поднимаются к поверхности Земли. Это и есть геопатогенная зона “Гиблые” местности, улицы, дома пролегают вдоль геологических разломов.

В том же стиле объясняется и феномен биолокации (лозоходства): когда человек, идя по поверхности земли, пересекает границу геопатогенной зоны (разлом земной коры, пустоты, подземные озера, залегание рудного тела), у него изменяется форма пульсовой волны, потому что клетки нашего тела воспринимают воздействие высокочастотных полей. Так же реагируют клетки нашего тела и на волны различной длины, которые излучают линии Хартмана. Сигнал передается руке. Она многократно усиливает движение рамки или маятника, и происходит их отклонение.

Влияние на человека: слухи и наука

С начала 80-х годов прошлого века проблемой влияния геопатогенных зон на человека начали всерьез заниматься ученые Америки и Западной Европы. Результаты их исследований подтверждают факт, замеченный в свое время уже упомянутым Густавом фон Полем: от 50 до 80% страдающих онкологическими заболеваниями длительное время проводили в местах воздействия геопатогенных излучений. Обществом геопатологов Австрии, под руководством Отто Бергсмана получены данные, позволяющие предполагать, что геопатогенные воздействия изменяют напряжение поверхности жидкостных структур клетки, приводящие к дестабилизации в структуре ДНК. Однако наличие взаимосвязи между “пребывал в ГПЗ” и “заболел раком” остается недоказанным.

С другой стороны, многим людям научные доказательства не нужны. И они склонны винить геопатогенные зоны чуть ли не во всех “смертных” грехах: бессонница – значит кровать стоит на пересечении линий Хартманна; рассеянность на работе – значит офис пронизан отрицательной земной энергией; попал в ДТП – “наехал” на ГПЗ… Такие люди никогда не будут долго находиться в том месте, где заснула кошка (там – негативный узел); они ни за что не поставят кровать на месте, где отклонится рамка лозоходца (там – фонтан отрицательной энергии). Зато они с радостью разместят ее там, где засыпала собака – там “чисто”.

Впрочем, скептики полагают, что никаких геопатогенных зон вообще не существует, и этот термин придумали те, кто наживается на человеческом невежестве и легковерии. Главный научный сотрудник Института химической физики имени Семенова Российской Академии Наук, доктор физических наук Андрей Лундин, например, так и заявляет: “Вы поймите, нет ни биополя, ни информационного поля, ни геопатогенных зон, как бы это кому-нибудь ни хотелось. Все это бред. В свое время Политбюро вкладывало большие деньги в экстрасенсов, изучали, возможно ли дистанционное управление, телепатия. Сейчас успокоились”. Так-то…

Киев геопатогенный

Киев уже развивается по новому Генеральному плану. Уже определены строительные площадки, где столичные архитекторы готовы “разгуляться с размахом”. Осталось лишь найти инвесторов. Вот только у геологов, проработавших долгие годы в специализированной опытно-методической партии по биолокационным исследованиям при Укргеологии (она была создана еще во времена “развитого социализма”) возникает множество сомнений: безопасно ли строить в намеченных местах грандиозные объекты?

Бывший руководитель специализированной биолокационной партии при Министерстве геологии Украины Василий Стеценко рассказал, что еще в то время, когда мэром столицы был Валентин Згурский, заходила речь о составлении подробной карты геопатогенных зон Киева, которых (разной степени опасности) в городе достаточно много. Но нехватка кадров и финансов сделали свое дело – государственный воз и ныне там.

Зато народные “умельцы” давно уже знают злачные геопатогенные места столицы. Первым в их списке значится полоса, которая тянется от Лысой горы в Печерском районе, по краю Центрального ботанического сада, по холмам, где расположен музей Великой Отечественной войны, и через Днепр уходит на Левый берег. Именно поэтому лаврские монахи никогда не заселяли эту территорию. Вторым по силе после Лысой горы неблагоприятным местом специалисты считают склон яра, прилегающего к Андреевскому спуску (но не сам Андреевский – он очень позитивен). С другой стороны яр ограничен улицей Большой Житомирской. “Тут категорически нельзя что-либо строить”, – утверждает Стеценко.

Далее идут Жулянский путепровод на Большой окружной дороге (мощная геопатогенная зона, занимающая большое пространство); проспект Победы (возе дома номер 142); пересечение Лесного проспекта с улицей Братиславской; Воздухофлотский проспект, в районе дома номер 78 (одно из ответвлений Жулянской аномальной зоны); проспект Воссоединения (возле дома номер 7); проспект Правды (в районе дома номер 64) край геопатогенной зоны; пересечение улицы Привокзальной и Харьковского шоссе; пересечение улиц Пушкинской и бульвара Тараса Шевченко; пересечение проспекта Ватутина и улицы Бальзака; участок Броварского проспекта в районе станции метро “Гидропарк”; пересечение проспекта Красных казаков и улицы Лайоша Гавро; пересечение улиц Олены Телиги и Щусева; и наконец, пересечение улицы Коминтерна и бульвара Шевченко.

Также называют неблагополучным место между Мариинским дворцом и Верховной Радой. Может, поэтому у наших державных мужей никак не получается наладить жизнь страны? Поговаривают, что и Охотный ряд в Москве, где расположена российская Госдума, считается классической геопатогенной зоной. Симптоматично, не правда ли?..

Понятно, что никто теперь не станет разрушать добрую половину столицы из-за негативного излучения, а вот в новостройках наличие земных аномалий при желании можно и учесть. Однако если киевские власти не хотят лишних забот на свою столичную голову, то другое дело – строительные организации. Ходят слухи, что фирмы-застройщики живо интересуются геопатогенными зонами. Укажите, говорят, нам участки с положительной энергетикой. Мы там цены на жилье поднимем…

PS Верить в геопатогенные зоны или не верить, бояться их или нет, бороться с их влиянием или просто “забить” – выбор каждого отдельно взятого человека. А вот техногенные зоны столицы – всеобщая проблема. Но это уже тема для другой статьи.

При написании статьи использованы материалы Amrita, Cathedral.Net, Pyramid of Life, Калининградская правда, Медафарм, Не болей, Экологическая правда