Одной из задач этнологической науки длительное время был поиск методологического подхода к изучению культурных комплексов и выделению их вариативных типов. Учёные разработали, казалось бы, довольно стройную таксономию (классификацию) мировых культур, положив в основу такие критерии, как пространственный фактор (география расселения), человеческий тип (раса, или фенотип), образ жизни (производящие системы) или язык (языковые семьи). В конце 19 в. немецкие учёные (Л. Фробениус, Ф. Гребнер и другие), затем американские антропологи (К. Уисслер, А. Крёбер) были среди основных авторов подобных классификаций, которые делили разнообразие культур на Земле на так называемые “культурные круги” или районы. В отечественной этнографии эта научная традиция нашла своё отражение в разработке категории “хозяйственно-культурных типов”, или “историко-культурных областей” (В.Г. Богораз, С.П. Толстов, М.Г. Левин, Н.Н. Чебоксаров). Несмотря на критику этих классификаций за жёсткую значимость географических границ и этнополитическую детерминированность, многие из этих классификаций сохраняют своё значение и используются в настоящей энциклопедии.
Другим средством классификации этнических общностей является язык. Языковая панорама мира крайне богатая и сложная. Учёными установлено около 6000 языков, на которых разговаривают человеческие сообщества. Только в немногих странах люди разговаривают на одном языке, зато есть страны, где существует до 900 разных языков. Это говорит о том, что язык не может быть признаком нации прежде всего по той причине, что политические границы не совпадают с языковыми. В современном мире некоторые языки далеко распространились за пределы территорий их происхождения. Среди многих этнических общностей только часть их членов разговаривает на языке, который считается “родным”. В свою очередь, устанавливаемые в государственных образованиях (в целях более централизованного управления и укрепления статуса доминирующих групп) официальные языки – это всего лишь второй язык для части или даже большинства их населения. Некоторые специалисты считают, что “малые” языки, или языки меньшинств, уступают свои позиции “мировым” языкам, таким как английский, французский или русский, или же языкам, носители которых обладают более высоким социально-политическим статусом. Однако эта точка зрения не подтверждается почти повсеместной ревитализацией, казалось бы, исчезающих языков во многих странах мира.
Учёные создали различные типологии классификации языков по так называемым языковым семьям, имеющим общее историческое происхождение (например, индоевропейская или афразийская языковые семьи). Примерно 12 языковых семей охватывают около 96% языков мира. В свою очередь, каждая из семей подразделяется на подсемьи, или ветви (романская, германская, славянская и т.д.), состоящие из языков более близких друг другу, чем языкам других подразделений. Языковые классификации находятся в состоянии разработки. Общая группировка по языковым семьям, будучи прежде всего академической схемой, гораздо менее значима, чем выявление культурной близости контактирующих народов. Однако она часто используется в современных политических целях (заявления эстонцев в защиту финно-угорских народов России, проекты тюркской солидарности и т.д.).
Письменные языки следует отличать от разговорных языков. В мире существует немного хорошо развитых письменных языков, немногим более 100. В 19-20 вв. письменность была создана в значительной мере благодаря усилиям христианских миссионеров, а в СССР – в рамках гос. политики – для сотен ранее бесписьменных языков, но объём литературы, издаваемой на этих языках, очень невелик (в основном религиозные тексты, буквари и учебники для начальной школы, иногда отдельные произведения художественной литературы и фольклора).
Почти каждый язык имеет варианты, обусловленные социальными и географическими факторами. Так, например, существует много вариантов разговорного арабского языка. Следует ли рассматривать их как отдельные языки или диалекты одного языка? Определение “диалекта” как географического варианта языка содержит в себе некоторое приниженное значение. Разделение между языком и диалектом представляет серьёзную методологическую проблему. Чаще всего это связано с политическими и историческими факторами, а также с выбором в пользу того или иного варианта, который делают интеллектуальные элиты. Понимание условности данного деления очень важно, ибо определение того или иного разговорного языка как диалекта в конечном итоге зависит от властных диспозиций, которые хорошо отражаются в афоризме “диалект – это тот же язык, но только без армии”. Строго с лингвистической точки зрения, диалект – это такой же язык, ибо представляет собой определённую коммуникативную систему. Тогда как границы между хорошо развитыми письменными (литературными) языками обычно вполне дискретны, между диалектами всегда существуют обширные переходные зоны.